Читать

Герои

Читать

Актёры

Читать

Кино-инфо

Последние новости

2012.11.06 - В Джалал-Абадской области открыто шестнадцать классов информатики подробнее
2012.11.06 - eBay заключила партнерство с китайским ритейлером люксовых товаров Xiu.com подробнее
2012.11.06 - В Шымкенте принимают поздравления долгожитель и самый юный горожанин подробнее
2012.11.05 - General Motors начал производство седанов Opel Astra в Петербурге подробнее
2012.11.04 - Картина с фото или как удивить именинника подробнее
2012.10.31 - Итоги IV ежегодной биржи площадей «Коммерческая аренда — 2012» подробнее
2012.10.31 - Джордж Лукас продал своих джедаев подробнее
2012.10.31 - Время доставки iPad mini по предзаказам выросло до нескольких недель подробнее
2012.10.29 - Apple запустит свое радио в 2013 году подробнее
2012.10.29 - Опущенный Иван Охлобыстин уйдет в монастырь после «Интернов» подробнее
2012.10.26 - Род Стюарт планирует выпустить альбом в 2013 году подробнее
2012.10.24 - Фестиваль экологического кино пройдет в Сочи подробнее
2012.10.16 - Подбираем бытовую технику для разных интерьеров подробнее
2012.10.14 - Выбираем мебель в детскую… подробнее
2012.10.13 - Чиновники утверждают, что Закарпатье готово к отопительному сезону подробнее

Статьи по темам

Любовь и анархия под деревом гинко

Последние несколько лет ведущие кинофестивали мира спешат украсить свои программы новыми азиатскими фильмами. Для одних — это мода, для других — специализация, для Хельсинкского кинофестиваля «Любовь и Анархия» — золотая середина между тем, и другим. «Любовь и анархия» — тот редкий западный фестиваль, который не просто гонится за модными азиатскими фильмами, но культивирует их. Во-первых, хозяева фестиваля одновременно являются дистрибьюторами азиатского кино в Финляндии, по долгу службы обязанными изучать широкий азиатский киноконтекст. Во-вторых, в условиях не конкурсного, а киноманского форума разумно и весело строить программу по принципу экзотических фильмов, которые также могут смешать в одну гремучую смесь фестивальную «любовь и анархию». В третьих, достигается дополнительный нестандартный эффект — на фоне шокирующей Азии, в последние годы составляющей более половины программы Хельсинкского фестиваля, западные, а не азиатские фильмы выглядят почти что экзотикой.

Внутри азиатской части программы — свои тенденции и приоритеты. Всегда в фаворе Япония. Несколько предшествующих лет был в безумном фаворе Гонконг. 2000-й год, выпавший на 13 фестиваль, отличился целой обоймой южнокорейских фильмов, включенных как в основной каталог, так и в специальную программу «Азия встречает Европу», профинансированную «Asia-Europe Foundation». Приоритетное место южнокорейских фильмов перед продукцией прочих азиатских киноимперий — закономерное желание не упустить из виду кинематограф «нового качества», пусть не столь грандиозный, каким был гонконгский лет десять назад, но страшно многообещающий. В чем лично мне довелось убедиться, просмотрев в Хельсинки целую обойму южнокорейских фильмов.

В то время как западные масс-медиа фиксировали исторический момент объятий на долгое время оторванных друг от друга родственников из Южной и Северной Кореи, кинематографический Сеул выстрелил в ответ на сближение былых непримиримых врагов фильмом «Шири» (1999) режиссера Чже Гю Кана. Этот фильм стал не просто первым южнокорейским блокбастером, он точно разделил историю национальной кинематографии на две части: в одной оказалось все, что было до «Шири», в другой — будущее южно-корейского кино.

До «Шири» корейское кино не знало понятие «блокбастер» в принципе. После экономического кризиса 1997 года, сильно встряхнувшего киноиндустрию, ультра-малобюджетные фильмы привели в кино совершенно молодых режиссеров (многие из которых учились за границей), моментально спасли индустрию от идейного кризиса, но отбили охоту у студий выделять большой бюджет. Рентабельность фильмов на внутреннем кинорынке обеспечивалась не только их качественным, крайне дешевым производством, но и «тепличными условиями» кинопроката, официально уничижающими положение импортируемых конкурентов. Несмотря на то, что уже много лет Южная Корея входит в число главных экономический партнеров США, представители голливудского бизнеса до сих пор не считают республику территорией «свободного рынка», поскольку показ фильмов определяет твердая квота, согласно которой 106 дней в году приходится на корейские картины, и только оставшееся время на импортируемые. В ответ американцы отказываются строить в Сеуле мультиплексы, требуя снижения квоты на число «корейских дней», но пока не в силах переломить общественное мнение, то и дело вытекающее в демонстрации с участием местных кинозвезд, держащими в руках свои портреты, обвязанные черными лентами. В контексте мощного противостояния национального кино и Голливуда, фильм Чже Гю Кана, уже через пять недель обогнавший по сборам в Южной Корее «Титаник», моментально возвели в символ оппозиции американскому кино. Однако, в эстетическом плане «Шири» более чем какая-либо еще корейская картина обязана Голливуду. Даже гонконгский «gun-fu» экшн отражался в ней через голливудское преломление — а ля «Максимальный риск» Ринго Лама. К тому же, невольной защитницей «американизации» стала актриса Ким Юн Чин, сыгравшая в фильме главную женскую роль — северокорейскую супершпионку Хи, разрывающуюся между любовью к южнокорейскому агенту и долгом перед партией. Ким Юн Чин выросла в Америке, училась на отделениях драмы Бостонского университета, работала на Бродвее, и дебютировала в кино с фильмом «Шири», уже имея крепкую репутацию актрисы телесериалов ABC и MTV.

Источник: cinemasia.ru